Доноры детям

Донор крови

Сдай кровь

Благотворительный фонд АдВита. Сбор пожертвований на лечение онкологических больных

Следующая акция состоится:

22 мая с 9 до 11.30
БЦ Столица Нижний, ул. Горького, 117

Прием доноров проводится согласно заявкам на фенотип, поэтому обязательна регистрация -
до 18.05 прислать ФИО и дату рождения на gorina.hse@list.ru
Приглашаем только ПОВТОРНЫХ доноров.Для журналистов о донорстве
Река Жизни в интернете, Живом Журнале, Одноклассниках, Вконтакте
Группа
Вконтакте



C нами Вы можете
поговорить о донорстве:

ICQ# 676913008





© 2011
Движение "РЕКА ЖИЗНИ"
Все права сохранены.


Группы крови и резус-фактор

ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ ГРУПП КРОВИ
 
Подумать только, что буквально до начала ХХ века людям даже в голову не могло прийти, что в их жилах течет в прямом смысле разная кровь! Переворот с этой области знаний совершил в 1901 году Карл Ландштайнер, будущий профессор и лауреат Нобелевской премии.
Работая ассистентом в Венском институте патологии, молодой исследователь взял для эксперимента кровь у себя и нескольких своих сотрудников. При помощи специального приспособления — центрифуги — он отделил сыворотку всех образцов крови от её эритроцитов. Получилось шесть разных проб эритроцитов и сыворотки. Ландштайнер стал смешивать поочерёдно друг с другом эритроциты и сыворотку. Результаты оказались интересными. Во всех случаях сыворотка никак не реагировала на «родные» эритроциты. Зато при добавлении эритроцитов в другие, «неродные» пробы сыворотки иногда происходили изменения. Клетки крови начинали склеиваться и выпадать в осадок. Позже учёные назвали это явление термином «агглютинация», то есть склеивание.
Экспериментируя с разными образцами крови, Ландштайнер открыл три разных типа крови, которые назвал типами А, В и O. Результаты своих исследований он опубликовал в статье «Об агглютинативных свойствах нормальной человеческой крови». Так мир узнал о трёх группах крови. К. Ландштайнер среди обследованных лиц не обнаружил четвертую группу крови. Это, очевидно, было обусловлено прежде всего тем, что число обследованных им лиц было очень мало, всего 12 человек. Кроме того, этому способствовала редкая частота встречаемости АВ группы крови среди популяции лиц, населяющих Европу. Эту группу позже открыли его ученики - Андриано Штурли и Альфред Декастелло, один из которых был испытуемым в вышеуказанном эксперименте, проведенном К. Ландштайнером. Эритроциты этой группы лиц склеивались сывороткой всех трех открытых К. Ландштайнером групп крови. Однако АВ (IV) группа крови была ими исключена из общей системы классификации групп крови, как «нетипичная», сомнительная.
Лишь шестью годами позже было подтверждено ее реальное существование. В 1907 году ее открыл чешский врач Я. Янский, подтвердив наличие остальных трех групп крови, открытых К. Ландштайнером. Он же предложил обозначать все четыре группы римскими цифрами I, II, III, IV.
В 1928 году гигиеническая комиссия Лиги утвердила другое, буквенное обозначение групп крови — 0 (I), А (II), В (III) и АВ (IV) группы. Оно и используется сегодня во всём мире. В России применяют как цифровую, так и буквенную системы обозначения, давая обычно цифре существующее буквенное соответствие в скобках.
Сегодня специалисты различают гораздо больше групп  — более 250 разновидностей, объединенных в 25 систем, названных в честь открывших их ученых или пациентов (Даффи, Диего, Кромер, Льюис и т. д.).
 
Миллионы пациентов обязаны спасением своей жизни Карлу Ландштайнеру. Именно его день рожденья – 14 июня -  стал  Международным днем донора с 2005 года решением Всемирной ассамблеи здравоохранения.  Он координируется Всемирной организацией здравоохранения, Международной федерацией обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, Международным обществом по переливанию крови и Международной федерацией организаций доноров крови. 
 
 
ЧЕМ РАЗЛИЧАЮТСЯ ГРУППЫ КРОВИ
 
   Клеточная мембрана эритроцита утыкана всевозможными белковыми молекулами, как крыша небоскреба — антеннами. Набор таких биологических «антенн» индивидуален и программируется на генетическом уровне. Те из них, которые определяют группу крови, называются антигенами групп крови, или агглютиногенами. У разных людей они встречаются в неодинаковых сочетаниях — только А, только В, А и В сразу, а бывает, что этих белков на эритроцитах нет вовсе.
В сыворотке крови — обратная картина: в ней содержатся специфические антитела — агглютинины к тем антигенам, которых нет на собственных эритроцитах. Их тоже два вида, и обозначают их буквами греческого алфавита — α и β.
Эритроциты людей первой или нулевой группы не содержат антигенов ни А, ни В. Их эритроциты содержат Н антиген, против которого в плазме обычно нет антител (агглютининов). Однако в плазме крови этих людей циркулируют естественные и α и β агглютинины. Эритроциты второй, или А группы, на своей поверхности несут антиген А, а плазма крови содержит естественные β агглютинины. Эритроциты третьей группы людей (группа В) имеют антиген В на своей поверхности, а в плазме крови циркулируют естественные α агглютинины. Эритроциты лиц четвертой, или АВ группы крови, несут оба групповых антигена и А, и В, но в их плазме отсутствуют естественные агглютинины α и β.
   В крови человека не могут присутствовать одноименные агглютиногены и агглютинины, поэтому родные эритроциты и не склеиваются. Но стоит только чужаку другой группы попасть в кровеносное русло, как атаковавшие его агглютинины свяжутся с чужеродными антигенами и выведут пришельцев (эритроцитов) из строя, заставив их слипнуться между собой. Результат печальный: склеившиеся эритроциты не способны переносить кислород, они закупоривают мелкие сосуды. Разрушаясь, они выделяют элементы свертывания и образуют тромбы — кровь сворачивается прямо внутри сосудов.
 
СОВМЕСТИМОСТЬ ГРУПП КРОВИ
 
   Для успешного переливания крови и ее компонентов подбор донора и реципиента по групповым антигенам должен происходить таким образом, чтобы антигены донора не имели возможности встретиться с соответствующими агглютининами реципиента. Такая ситуация всегда гарантирована при переливании одногруппной крови. В некоторых случаях допускалось переливание разногруппной крови в тех случаях, когда эритроциты донора и реципиенты были совместимы, а донорская плазма могла быть носителем агглютининов, обычно реагирующих с эритроцитами реципиента. Это допускалось в силу того, что тот небольшой объем плазмы, который переливался, не мог вызвать серьезной трансфузионной реакции, т. к. разбавлялся несоизмеримо большим объемом плазмы реципиента. Именно поэтому на заре развития трансфузиологии считалось, что лица первой группы крови являются универсальными донорами, и их кровь можно переливать людям всех четырех групп, так как их эритроциты не содержат антигенов А и В, а стало быть, им не грозит агглютинация при встрече с агглютининами α и β..
Между тем, в связи с огромным прогрессом хирургической техники резко увеличились объемы переливаемой крови и плазмы. В такой ситуации α и β агглютинины, содержащиеся в плазме крови лиц первой группы крови, представляют серьезную угрозу. Хирург, начиная даже обычную операцию, никогда не застрахован от необходимости массивного переливания крови. Поэтому основным правилом поведения каждого хирурга должно быть стремление переливать одногруппную кровь. Переход к переливанию эритроцитарной массы от доноров О (I) группы крови, освобожденной от плазменных белков путем центрифугирования или отмывания эритроцитов, снимает угрозу развития трансфузионной реакции.
 
РЕЗУС - ФАКТОР
 
   В ответной речи при вручении Нобелевской премии за открытие групп крови в 1930 году Ландштейнер заявил: «Система АВО не венец исследований, а только начало. В дальнейшем количество таких систем будет расти  до тех пор, пока каждый человек на Земле не окажется владельцем собственной неповторимой группы». Слова оказались пророческими. В 1940  К. Ландштейнер совместно с Александром Винером обнаружили у макак вида резус агглютиноген нового вида, не входящий в систему АВО, и назвал находку резус-фактором — Rh. Его не имеют 15 % европейцев — у них резус-отрицательная кровь, у остальных людей эритроциты содержат резус-фактор — их кровь резус-положительная.
 
   Медики шутят, что резус-положительные люди ближе к обезьянам. Ничего плохого в таком родстве нет. Отсутствие резус-фактора создает проблемы при переливании крови. Если ввести такому пациенту резус-положительную кровь, иммунная система выработает антитела к резус-фактору. При первом переливании последствий не будет, а повторная процедура закончится иммунным конфликтом — отторжением донорской крови.
 
   Подобный конфликт возможен и во время беременности. Если у папы кровь резус-положительная, а у мамы — резус-отрицательная, будущий ребенок (с 50-процентной вероятностью) унаследует положительный резус. Природа позаботилась, чтобы кровь матери и плода не смешивалась, поэтому резус-положительному первенцу опасность не грозит. Однако во время родов, при отделении плаценты, часть эритроцитов новорожденного попадает в кровеносное русло женщины, и ее иммунная система вырабатывает антитела к резус-фактору. При повторной беременности резус-положительным плодом накопившиеся в материнской крови антитела прорываются сквозь плаценту и разрушают эритроциты малыша. Он может погибнуть в утробе или родиться слабым, желтушным, с признаками энцефалопатии — поражения нервной системы. Если маме хотя бы раз, пусть даже в детстве, переливали резус-положительную кровь (хотя эту возможность в наше время трудно предположить), подобный резус-конфликт может произойти и при первой беременности. Злопамятная иммунная система ничего не забывает — при повторном контакте с чужеродным антигеном вырабатывает лавину антител.
 
   Лишь в конце прошлого столетия медики научились предотвращать резус-конфликты. Сразу же после родов женщине вводят антирезус-антитела. Они разрушают резус-положительные эритроциты плода, попавшие в материнский организм, и иммунная система не успевает запомнить их и опознать, когда женщина забеременеет в следующий раз.